Надежда Власова (nvlasova) wrote,
Надежда Власова
nvlasova

Психоанализ и другие ПСИХО...

Я давно обещала написать чем психоанализ отличается от других видов психологического воздействия:)
Вот одна из попыток ответить на этот вопрос:

Любой человек, приходящий в терапию, ищет в первую очередь решения проблем, и в последнюю очередь его интересует, какой психологический метод будет этому содействовать.
Впрочем, уже на этапе выбора терапевта важно знать следующее – практикуемый психологом метод чрезвычайно важен, так как он определяет все дальнейшие отношения.

За рамками научной психологии существуют сложности с различением таких понятий как психотерапия и психоанализ. Направлений в психологии множество, специалистов с разносортными «корочками» - тоже. Выделить действительно хорошего психолога из общей массы «образованных» не так просто. Каждый человек, получивший высшее профильное образование, в праве выбрать для своей практики наиболее подходящее направление. Средней руки специалисты углубляются в «чистые» отрасли (НЛП, гештальт), лучшие - синтезируют разные методы. Но аналитики всегда идут отдельным путем...

Чем отличается психоаналитик от психолога любой другой ориентации?

Психоаналитик, часто в отличие от практикующих у нас психологов, перед началом частной практики обязательно проходит курс личного анализа, а затем периодически посещает супервизора. Однако психоанализ – заведомо более длительная процедура, нежели психотерапия: он может длиться годами, а то и на протяжении жизни. Человек желающий иметь успешную практику в области психоанализа, не прекращает процесса своего саморазвития, независимо от количества почётных званий и сертификатов.

Особо отличает психоанализ ярко выраженная философская основа – не являясь симптоматическим лечением, он прививает определенный взгляд на жизнь.

Классическая психотерапия ставит перед собой цель найти и «залатать» как можно больше проблемных мест пациента - но целью психонализа такое «адресное лечение» назвать нельзя. Являясь элементом культурной среды, психоанализ выступает для человека инструментом познания мира и самопознания в том числе. Совершив небольшой исторический экскурс, мы можем увидеть, что в определенный период развитием психоанализа занимались не клиницисты, а философы и лингвисты.

Психоанализ предъявляет строгие условия к проведению встреч, соблюдение которых является обязательным – определенное количество сессий в неделю, фиксированное время встреч (психоаналитический час составляет 50 минут), использование кушетки или положения «лицом к лицу», чётко обозначенная степень нейтральности аналитика и использование в основном интерпретативной (разъясняющей) техники.

Человек, решивший пройти курс психоанализа, должен быть готов к тому, что работа будет строиться через его собственную активность. Он не получит готовых рецептов, наставлений, да и собственно, «домашних заданий» характерных для психотерапии, в психоанализе не бывает. Пациент в психоанализе воспринимается как субъект, а не как объект воздействия – он сам несёт ответственность за степень своей активности на сессиях.

Основным отличием психоанализа от психотерапии является смещение фокуса с работы по запросу клиента на работу с переносом и сопротивлением. В общем виде «перенос и сопротивление» – это тот сложный «букет» эмоций, который возникает в отношениях между аналитиком и клиентом. Анализировать «букет» можно и нужно в первую очередь потому, что в нём в зашифрованном виде содержится информация об основных проблемах клиента, которые ему хотелось бы устранить.
Отношения с аналитиком человек строит таким же образом, что и со всеми окружающими людьми, используя типичные паттерны, стереотипы поведения и привычные эмоции – другого не дано. Если человек начал искать психолога, значит, некоторые из этих стереотипов действуют не так, как ожидается, отжили своё, или попросту не осознаются, мешая человеку чувствовать себя счастливым.

В классической психотерапии формирующиеся между терапевтом и клиентом отношения, являются ступенькой для установления и поддержания контакта на пути к обозначенной цели. В данном направлении является важным, ЧТО говорится на сессиях. Соответственно, вопросы терапевта будут направлены на прояснение деталей проблемы и образа желаемого результата.

К.«Меня бесит, что муж не забирает ребенка из садика»
Т.«Как часто это происходит?»

В психоанализе всё иначе – чувствам и эмоциям отдается главенствующая роль. Их рассматривают через призму настоящего момента, анализируют. Акцент смещается со «ЧТО говорится» на «КАК говорится».

К.«Меня бесит, что муж не забирает ребенка из садика»
Т.«Расскажите еще немного, что чувствуете по этому поводу?»

Аналитик не ставит диагнозы и не навешивает ярлыки, как в это делается в психиатрии. Все феномены, наблюдаемые в длительной психоаналитической работе с одним пациентом (будь то агрессия, депрессия или сексуальное желание), ценны главным образом не тем, что позволяют осуществить тонкую диагностику, а тем, что могут продемонстрировать привычную для данного человека схему поведения, и трансформировать её в большем соответствии с его жизнью.

Все цели, которые могут быть поставлены в психотерапии, понимаемые как степени излечения, иногда достигаются в ходе психоаналитического процесса, однако нет прямой связи между ними и теми задачами, что решает собственно психоанализ.

Можно выделить несколько целей психоаналитического процесса:

1. Расширение поведенческого репертуара. Психоанализ помогает человеку действовать более вариативно, а не слепо воспроизводить поведенческие схемы, выработанные однажды в раннем детстве. Если слёзы от обиды для ребенка являются естественными, то для взрослого такое поведение во многих ситуациях вряд ли адекватно.

2. Появление способности говорить на «избегаемые» темы, касающиеся собственного прошлого пациента, его настоящего, его сексуальной жизни и отношения с аналитиком. Уменьшение количества «избегаемых» тем предоставляет больше возможностей для самовыражения.

Например, рассказ о краже пирожка в институтской столовой, сопровождаемый сильнейшим чувством стыда, помог клиентке понять свое возмущение и чувство обиды, связанные с ситуациями из взрослой жизни, при которых ее честность ставилась под сомнение. И хотя в настоящее время она успешная женщина, ее не переставал мучить страх «разоблачения». Обсуждение с аналитиком этой истории помогло избавиться от чувства стыда и страха разоблачения. А также изменило реакцию на действия охранников и кассиров в магазине. Пришло четкое понимание: они не подозревают лично ее, а просто выполняют свою работу.

3. Достигается возможность сочетать наблюдение за ситуацией, переживание эмоций (в т.ч. в виде телесных ощущений) и контроль действий. Психоанализ позволяет научиться избирательности и последовательности в переживании эмоций. Не всё, что нас окружает, нуждается в переживании. Не все переживания нужно отыгрывать во внешний мир.
Как правило, цепочка «наблюдение-переживание-действие» протекает мгновенно.
«Меня оскорбили - я обиделся – я дал в нос обидчику».
Психоанализ «тренирует» мышление останавливаться на каждом из этапов и оценивать необходимость следующего – это умение в современной жизни дорого стоит.

4. Повышается общая осознанность своих действий. Как правило, воспоминания о травмирующих событиях часто подменяются отношением по типу «хорошее-плохое». В процессе психоанализа человек приобретает способность действовать не только линейно – избегая «плохого» и тяготея к «хорошему», но и сознательно выбирать вектор своего движения.

Пример:
В детстве мальчик увидел, как его кошку сбил синий автомобиль, и во взрослом возрасте подсознательно избегает покупки последнего автомобиля этого цвета, что приводит к конфликту с супругой, например. «Ну почему не синюю?». Он не может этого объяснить.

5. У человека, проходящего курс психоанализа, повышается критичность относительно мысленных убеждений и установок. Часть подобных установок наследуется от родителей – часть приобретается в личном опыте, но в любом случае неосознаваемые установки в определенных ситуациях лишают человека свободы воли, действуя подобно инстинкту в животном мире – безоговорочно, за рамками осознанности, указывая человеку порядок его действий.

Например, установка «Честным путём больших денег не заработать» заставляет человека, считающего себя честным, заведомо занижать цену за свою работу, таким образом, не позволяя себе стать обладателем «больших денег», чтобы не свернуть на «нечестный путь».

В целом, первоначальный запрос пациента имеет к целям анализа весьма отдалённое отношение. Строго говоря, запрос рассматривается как самостоятельный симптом, который отлично выносит на поверхность глубинный личностный конфликт.

Категория «нормальности»,предлагаемая как главная цель психотерапии, по большому счету, лишает человека потенциала быть спонтанным, «живым», «подлинным». В отличии от психотерапии, психоанализ не направлен на удовлетворение запроса пациента, излечение, и нормализацию.

Основным достижением психоанализа являются качественные изменения, происходящие в психике, позволяющие человеку развить способность к удовлетворительному восприятию жизни в целом, выделению себя как «живого, подлинного, уникального и ненормального». По своему значению, это представляется более значимой целью, нежели возможность «нормализации» поведения.

Кто-то из классиков сказал что «целью психоанализа является прохождение психоанализа». Если такой ответ не кажется удовлетворительным, добавим, что в качестве «бонусов» при прохождении психоанализа как раз и приобретаются «прорабатываемые» в привычной психотерапии цели. (…)

Вопрос: «Кем вы хотите быть «нормальным» или «счастливым?», думаю, не заставит надолго застыть в раздумьях. Но каждый человек, остановивший выбор на психоанализе, знает и уверен - одно другое не исключает.

Оригинал статьи на моем сайте: http://www.nvlasova.ru/bio/page3

Tags: психоанализ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments