Надежда Власова (nvlasova) wrote,
Надежда Власова
nvlasova

Деньги через призму гендера.

 Моя старая статья, но кажется до сих пор интересная.


Какие только исследования не проводятся в последнее время: восприятие жизни и смерти, любви, свободы, семейного и гражданского долга. Однако, о деньгах, проходящих красной нитью через все эпизоды нашего бытия, исследований до смешного мало. Ведь даже романтический период первой влюбленности требу-ет финансовых вливаний. Феерический вечер при свечах в дорогом ресторане или скромный букет цветов – все это является топливом в горниле будущих от-ношений. А когда появляются дети – денег требуется еще больше. Забота о бла-гополучии ребенка, о его здоровье, образовании, о подготовке его к самостоя-тельной жизни. Без денег, увы, не одна из этих проблем не решается. А ста-рость? На самых разных языках выражение «думать о старости», имеет только один смысл: копить деньги. Необеспеченная одинокая старость – ежедневный кошмар окружающей нас жизни.
Казалось бы все психологические аспекты денег имеют универсальный, об-щечеловеческий характер. И обусловлен он той ролью всеобщего символа и ин-струмента силы и власти, которой обладают деньги не только в масштабе всего общества, но и в рамках межличностных отношений. В семье, дружеском кругу, на работе – выше (влиятельнее, авторитетнее) оказывается, как правило, тот, у кого больше денег.


Но, оказывается, существует один психологический аспект денег, который не всегда заметен с первого взгляда. И требуются специальные усилия и подходы, чтобы его заметить. Речь идет о различие мужского и женского отношения к деньгам.
Для начала поставим странный на первый взгляд вопрос: всем ли людям деньги нужны в одинаковой степени? Для всех ли: чем больше денег, тем лучше. Наблюдения показывают, что не для всех и не всегда. Часто можно слышать жалобы на отсутствие денег у тех, кто палец о палец не ударяет, чтобы их зара-ботать. Почему это происходит? Ведь потенциал человека очевиден. Возможности заработать есть всегда. Почему же люди их не используют?

  Мешают внутренние, психологические барьеры. И один из них – боязнь ус-пеха. Если я начну хорошо зарабатывать, сам решать свои проблемы, значит, я уже стал взрослым. А многим этого совсем не хочется. Хочется оставаться ре-бенком; слабым, беспомощным, законно имеющих право на заботу со стороны «старших».

Психоаналитики находят объяснение этому в детских отношениях. У мужчин в этом можно увидеть корни неразрешенного Эдипова комплекса: отец, родной или символический (начальник), представляется слишком сильным, непобеди-мым, – поэтому безопаснее спрятаться под маской маленького ребенка. Именно по этой причине так часто бывает, что мужчины успешно работающие по най-му, терпят фиаско, попытавшись открыть собственное дело. Им необходим на-чальник и только в подчинении у него они могут быть инициативными, напори-стыми, энергичными. В их бессознательных переживаниях начальник ассоции-руется с добрым отцом, чью любовь надо заслужить. Но горе тому, кто бросит отцу вызов и тем более его превзойдет.
  Следующей распространенной причиной пассивности в денежных делах является низкая самооценка. Особенно парадоксально это выглядит у профес-сиональных финансистов, блестяще выполняющих свои профессиональные обя-занности, но совершенно беспомощных в собственных делах. Свою роль в фир-ме или банке они считают очень ответственной, дорожат ею, и потому прилага-ют все старания, чтобы преумножить и сохранить чужие деньги. Себя же вос-принимают, как существо настолько незначительное, что заботится о собствен-ном благополучии, кажется им делом пустым и бессмысленным. Какие то день-ги за работу поступают, на жизнь хватает, а стараться приумножить доходы или думать о том, как выгоднее поместить свою наличность, нет ровно никакого стимула.

Часто приходится психологам сталкиваться и с другой крайностью – неуто-лимой жаждой денег. В прессе периодически мелькают сообщения о скандалах, в которых замешаны высокопоставленные чиновники, успешные бизнесмены.  
Что заставляет идти на такой огромный риск людей имеющих стабильные и вполне законные миллионные заработки? Ответ психологов звучит неожидан-но: страх смерти.

Удачи и неудачи в финансовой борьбе перестают восприниматься как ходы на игровой доске, а переходят на уровень жизни и смерти. Деньги дают ощущение силы и неуязвимости. Поэтому соперника надо не просто превзойти, а стать сильнее настолько, чтоб подняться не только над людьми, но и над самими за-конами жизни. Деньги становятся символом власти. Но и власть, в свою оче-редь, предстает в символическом звучании, даруя величайшую из иллюзий - ил-люзию бессмертия.

И тут мы вплотную подходим к этому удивительному феномену – разнице меж-ду мужским и женским восприятием денег.
Первое, на что обращаешь внимание: в публикациях посвященным сканда-лам практически не встречается женских имен, хотя женщин в бизнесе предос-таточно. Может женщины нравственнее своих коллег – мужчин? Нет, это пред-положение тоже не проходит. И на счету женщин правонарушений немало. Но характер у этих проступков совершенно другой. Цели понятнее, приземленнее: оплата дома, смена надоевшей мебели, путешествия. Женщин мало волнует власть, даруемая деньгами или ощущение бессмертия. Их злоупотребления свя-заны с другими свойствами денег, – обеспечивать комфорт, удовольствия. В глубине женской души тоже разыгрывается борьба с соперницей: но главный приз, который достается победительнице, - это мужчина, по-прежнему зани-мающий первое место среди женских символов жизненного успеха.
Образ жизни современной женщины входит в противоречие с ее бессозна-тельными установками. Женщина учится, выбирает себе жизненный путь, рабо-тает. И все это у нее получается достаточно хорошо. Но часто и у женщин, на вид полностью перенявших мужской стиль поведения, сохраняется бессозна-тельное равенство деньги = власть за счет супруга.

Часто встречающимся доказательством этого феномена является то, что многие образованные и хорошо зарабатывающие женщины в домашних условиях ведут себя по меньшей мере странно. Если дело касается очень крупных приобрете-ний, покупок, связанных с изменением образа жизни или переезда на новое ме-сто жительства они полностью полагаются на своих мужчин. Они говорят: «это мужское дело – пусть он и решает». И это, не смотря на то, что эти женщины достаточно успешны, у многих у них свой бизнес и на работе они справляются с многочисленными проблемами, в том числе и финансовыми. Но дома они предпочитают разыгрывать совершенно другую карту: слабость, неумение по-заботится о себе, беспомощность перед морем житейских проблем. И в глубине души тайный страх оказаться покинутой, если они продемонстрируют мужчине свою силу и заставят чувствовать его с ними «на равных».

 Другим доказательством данного феномена являются ситуации, когда само-стоятельные, финансово независимые женщины при разводе оставляют все имущество своим бывшим мужьям. И это несмотря на то, что они понимают, что очень многие вещи в доме куплены именно благодаря их стараниям, на их деньги. Иногда этот жест можно объяснить великодушием: женщина считает себя более удачливой в делах, и свои перспективы оценивает выше. Но очень часто в подобной ситуации женщина остается в более затрудненном положении, лишая себя всего самого необходимого. В основе всего лежит внутренняя уве-ренность, что женщина является существом второго плана. В глубине души по-добные женщины испытывают чувство вины за то, что они слишком сильные, слишком самостоятельные.
 «Но как же так»,- скажите Вы. Ведь с советских времен в нас угнездилась уве-ренность, что в доме главная женщина. Традиционный рубль на обед и не менее традиционная «заначка» – все это атрибуты предшествующей эпохи. Женщины узурпировали власть во множестве семей, внушая детям страшную мысль, что их отец настоящее ничтожество, не способный прокормить себя и детей. Жен-щины так часто это повторяли, что убедили в этом даже себя.

Но давайте посмотрим на данные исследований, проведенных в 1994 году, во время пресловутого «постсоветского» кризиса. Это было действительно страш-ное время. Перед многими семьями раскрылась настоящая финансовая про-пасть. Что же предполагали делать мужчины и женщины, чтобы выйти из этого невыносимого положения?

16% участвовавших в опросе женщин сказали, что они пока «более или менее справляются», а там будет видно. Еще 13% настолько растерялись, что вообще не были и в состоянии ни о чем думать. Меньшинство - 6% - выбрали макси-мально активную позицию и сказали, что будут стараться открыть собственное дело. Чуть больше, но тоже небольшая группа - 15%, предпочла сокращать рас-ходы, продавать вещи. А центр, ровно 50% разделился надвое. 25% сказали, что будут менять работу, искать дополнительные заработки. А 25% женщин де-лают удивительный жест: «пусть думает муж!» Заметьте, что в исследовании принимали участи не какие-то домохозяйки, а работающие женщины. Те самые, которые привыкли себя считать «главой семьи» и приписывать себе все заслуги. Как же объясняют психологи такой ответ, парадоксальный в сложившейся си-туации? Может быть эти женщины ленивы и пассивны, или желают себя огра-дить от наступающих проблем? Нет, здесь в чистом виде проявляется тот самый феномен, бессознательная женская установка, что с доверием можно отно-ситься только к деньгам заработанным мужчиной. А денежный итог своего собственного труда кажется ей несерьезным и ненадежным. 

А что же мужчины? Как они относятся к тому, что именно их женщины счи-тают ответственными за материальное благополучие семьи? Оказалось, что мужскому самоощущению это ничуть не противоречит.

Мужская стратегия варьируется вокруг трех моделей поведения. Предприни-мательскую активность выбрали 40% опрошенных. Самый непопулярный в женской среде вариант мужчинам показался наиболее предпочтительным. По 30% набрали две полярные точки зрения. Одна – искать более денежную рабо-ту, вторая – терпеть нужду, «перебиваться» за счет накопленных ресурсов. 
Авторы исследования, таким образом, выяснили, что мужчины, в подавляю-щем большинстве, считают, что кормить семью – это их прямая обязанность. Жена может разделить с ним груз забот, может самоустраниться – на его собст-венные решения это не повлияет.

Этого примера достаточно чтобы показать, что в нашей ментальности, не смотря на все усилия эмансипации, сохранилось убеждение, что «мужские» деньги не совсем то же самое, что деньги «женские».

И последнее на сегодня: связь «мужских» денег и сексуальности. Культурная традиция увязывает эти два понятия как сообщающиеся сосуды: чем меньше мужская привлекательность мужчины, тем заметнее его стремление компенси-ровать ее деньгами и привязать к себе женщину, в чьей любви он не уверен. В современной культуре мужское начало в человеке ассоциируется прежде всего с солидными доходами, со способностью зарабатывать. Это ощущают как сами мужчины, так и люди их окружающие. Традиционные мужские атрибуты: сила и выносливость, умение постоять за себя, решительность, воля, - все это не ут-рачивает значения, но блекнет, обесценивается, если не подкрепляется деньга-ми. Женщина может и не упрекать своего любимого, но в ее отношении к нему, даже помимо ее воли, появляется оттенок высокомерия, неуважения – как к че-ловеку плохо исполняющему свою роль. Если же мужчина богат, то при самых невыгодных данных, при ярко выраженной антисексуальности он будет окру-жен красивыми дамами, соревнующимися за счастье быть его подругой. Но не дай Бог такому мужчине потерпеть финансовый провал: вместе с деньгами ис-паряется и аура привлекательности и мужественности. Именно этим часто объ-ясняются самоубийства (а еще чаще жестокие запои), следующие за банкротст-вами: не потеря денег как таковых, а разрушение спаянного с ними мужского образа, лишает жизнь всякого смысла.

А уж жалобы на сексуальное бессилие, поражающее мужчин при финансовых неудачах практикующие психоаналитики слышат вообще на каждом шагу.

По мнению специалистов ситуация со временем еще более усложнится. Стандарты материального преуспевания растут, соответствовать им становится все труднее, и вместе с тем обостряются проблемы, сопутствующие неудачам. Как защитится от них, чем их компенсировать?

Нарастает конкуренция, и особенно тяжело переносится соперничество с женщинами, со всем женским полом и его отдельными представительницами, одна из которых может стать твоей начальницей, другая коллегой, третья – женой или возлюбленной. Конфликт не исчезает, только видоизменяется, стано-вясь все более болезненным и неразрешимым. За него приходится расплачи-ваться депрессиями, дурным настроением, чувством тревоги. Иногда кажется, что деньги имеют такую власть, что сами уже диктую линию поведения, и муж-ские и женские черты становятся уже не проявлением индивидуальности, а лишь ее имитацией пропущенной через призму денежных отношений.


Tags: деньги, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments