Надежда Власова (nvlasova) wrote,
Надежда Власова
nvlasova

Помнить нельзя забыть. ( по мотивам поездки в ребцентры ГБН)

Помните как в 90-х по улицам под ногами валялись шприцы, наркотики можно было купить в любом подъезде, а после возвращения с летних каникул ты узнавал о смерти каждого четвертого из дворовой компании?

Уже не помните? Не хотите помнить?

Я помню. Помню также как менты на улице останавливали подростков и прямо на месте проверяли вены.
Помню как на Телефон доверия звонили матери и кричали «Сделайте что-нибудь. Заберите его. Заприте куда-нибудь. Сил больше нет терпеть». Но именно они же считали что стоит только куда-нибудь «сдать» свое чадо и все будет хорошо. Главное – «сдать».

А подростки гордились употребление наркотиков, как подвигом. Быть наркоманом, значило быть смелым, ничего не бояться, быть «борцом с системой, не «сдавать своих друзей». Девушки на таких смотрели с восхищением. А потом тоже звонили на телефон доверия, чтобы узнать как спасти своего друга, чем пожертвовать, и считали что их великая любовь спасет и остановит наркоманов.

Тогда , как грибы после дождя росли службы по спасению и реабилитации наркоманов. Приезжали немцы, голландцы, американцы делиться опытом, учить как снижать вред от употребления наркотиков, привозили шприцы на обмен. Открывались пункты обмена шприцов. Приноси свой использованный и тебе дадут набор одноразовых и еще подарят коробочку в которой лежит шприц, одноразовые перчатки, персональная ложка для варки, несколько ампул физраствора для разведения и памятка. Бред? Но все это было. Я сама работала в психологическом центре при котором был такой пункт обмена шприцев. И проходила многочисленные учебы на тему «Как помочь наркоману».

А потом оттуда ушла. Потому что поняла, что проще и эффективнее помогать шизофреникам, чем наркоманам. Потому что шизофреник в своей болезни не виноват и ему можно помочь. Наркоман же хочет одного – неограниченного доступа к наркотикам. Желательно бесплатного.

Почему же я снова вернулась к этой теме?

Потому что два года назад в числе блогеров поехала смотреть реабилитационные центры Фонда Город без наркотиков. Мой отчет о той поездке здесь: http://nvlasova.livejournal.com/54375.html
Тогда о ребцентрах рассказывали много ужасов и мне захотелось посмотреть своими глазами.. Никаких ужасов я тогда не увидела. Увидела большой труд людей, которые не просят даже благодарности. Просто делают свое дело , настолько хорошо, насколько могут.
Зато увидела много комментов от людей, которые брызгая слюной писали о зверствах, наручниках и подтасовке фактов подлым Ройзманом и другими сотрудниками центра. Причем никто из комментирующих в ребцентрах не был. Еще многие писали о воровском прошлом Ройзмана.

Так давайте расставим все точки над «И».

На Урале о прошлом Ройзмана знают ВСЕ. Поэтому бесполезно орать об этом и думать, что отношение к Ройзману из-за этого измениться. Те кто его уважает за СЕГОДНЯШНИЕ дела будут продолжать уважать, а те кто ненавидит – своего мнения тоже не изменят. Так что ко все будущим комментаторам просьба: нефиг засорять эфир общедоступными данными. Напишите о том что я еще не знаю:) Только с доказательствами. Ссылки на сомнительные сайты доказательствами не являются.

Итак, возвращаемся к фонду.
Почему же я никак не могу написать отчет о поездке? Потому что все из поехавших пишут примерно об одном и том же. Я сама три дня не могла взяться за отчет, потому что понимаю, что все это уже описано. И , опять же, ничего не меняет в расстановке сил. Опять сторонники ФГБН скажут спасибо, а противники будут орать, что все это подстроено и вообще «Потемкинские деревни».

С другой стороны, все эти дни я думаю что происходит в фонде и вокруг фонда. Даже полезла смотреть старые конспекты о лечении наркомании и новые исследования по физиологии мозга. А еще поняла, что хочу помочь людям, которые делают большое дело и поддержать их, в том числе и профессионально.Потому что знаний о психологической составляющей наркомании и ее лечении у меня немного больше чем у большинства сторонников ФГБН.

Давайте я тогда буду писать об этом, взяв поездки в фонд как канву.


Итак, поехали. Дальше будет много букв и картинок.


14 июля блогеры собрались, чтоб в очередной раз побывать в реабилитационных центрах Города без наркотиков. Хотя повод выдался и грустный. Два года назад ребцентры были на подъеме, переполнены. Сейчас там затишье, потому что идут проверки прокуратуры после смерти от менингита Тани Казанцевой. Но ее смерть поставить в вину Фонду никак нельзя. Менингит такая штука, что пока симптомы не проявятся, то и узнать ничего нельзя. А когда проявятся – уже лечить, практически, бесполезно. Коварная такая штука.

Но ее смерть стала началом. Пригнали СОБР и попытались войти в помещения центров. А у половины реабилитантов судимости и «прижать» их ничего не стоит. Вот в Фонде и приняли решение оповестить родителей, чтобы те забрали реабилитантов домой, до тех пор пока все успокоится. Ну все кто интересуется – эту историю уже знает. Плохо то, что часть из тех, кто попал домой уже нашли свою дозу и теперь попали в больницу или умерли от передоза.

Ладно, сейчас опять будет отступление.

Смотрим в Вики и других справочниках:

Наркомния (от греч. νάρκη /narkē/ — оцепенение, сон, и μᾰνία /mania/ — безумие, страсть, влечение.) — хроническое прогредиентное заболевание, вызванное употреблением наркотических веществ.

По классификации МКБ-10 она относится к диагнозам V класса, к блоку психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, категории с F11.0 по F14.9.

При их систематическом употреблении возникает привыкание, сопряжённое с возникновением состояния абстиненции, представляющей собой плохое самочувствие при отсутствии наркотических веществ. При наркомании поражаются внутренние органы, возникают неврологические и психические расстройства, развивается социальная деградация. При постоянном приёме наркотиков происходит деградация личности, характеризующаяся интеллектуальным и эмоциональным оскудением, утратой всех интересов, не связанных с наркотиками.

Лечение начинается с полного отказа от употребления наркотических веществ. И чем дольше длится срок отказа, тем больше шансов на избавление от наркотической зависимости. Это основное условие. Все остальное – уже работа с последствиями: снятие абстинентного синдрома, детоксикация ( с которой организм может справиться сам), помощь в улучшении сна, поддержка сердечной деятельности.
По большому счету это все медицинские показания.

А дальше начинается СОЦИАЛЬНАЯ реабилитация. Т.е проработка ЦЕЛЕЙ и ЦЕННОСТЕЙ, а также тренировка поведенческих навыков .
Собственно такой СОЦИАЛЬНОЙ реабилитацией и занимаются ребцентры ГБН.

Т.е. им НЕ НУЖНА медицинская лецензия.

Для социальной реабилитации наркоманов достаточно не давать принимать наркотики долгий срок ( от года до двух), работать с целями и осмыслением собственных действий по любой психологической методике и использовать трудотерапию и доступный спорт, потому что именно при физических нагрузках увеличивается в организме выработка собственных т.н. «гормонов радости», т.е тех веществ за которыми собственно и гоняются наркоманы. И которые перестают вырабатываться самостоятельно при приеме готовых наркотиков.

Все последнее вполне могут предоставить ( и предоставляют центры ГБН)


Итак, тем реабилитантам, кто хочет уйти домой или боится встречи с полицией, предложили разойтись по домам. Те, кто захотел остаться – остались. В основном остались те, кто в центре по полгода и больше, т.е кого дурман уже немного отпустил и они увидели другую жизнь, кроме наркоты, ломок и добычи денег на очередную дозу.

Итак, сейчас в центрах осталось: на Изоплите -20 (было 100), в Женском в Сарапулке – 12 ( было 40), на Белоярке – 24( было тоже около сотни).
Т.е. вынудив фондовцев распустить реабилитантов , наша доблестная полиция не дала шанса на спасение двум сотням человек.

Теперь давайте все таки вернемся к поездке:)

Собрались в здании Фонда на Белинского, 19. Было 12 человек неравнодушных. Вначале Ройзман , как всегда рассказал о работе центра и о его направлениях деятельности. Показал документы и запросы из прокуратуры.
Я, как всегда нафотографировала смешных картинок, украшавших стены фонда.
В этот раз кроме моих любимых «Цыганских грез»



нашла новую красоту:)



Кстати из несмешного: Ройзман предупредил, что из Москвы идет в больших количествах идет новый наркотик JVH, синтетика из Китая. Пик будет осенью, когда школьники вернутся в город. ГБН уже предупредил администрацию школ. Но и вы будте внимательны, особенно если ваши дети учатся в привилегированных школах и лицеях.



А блогеры, между тем грузяться в машины и начинается путешествие по ребценрам.
Ройзман остается в городе, чтобы не мешать нам самим увидеть то, что захотим.





Продолжение следует.
Tags: Ройзман, Фонд Город без наркотиков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments