Надежда Власова (nvlasova) wrote,
Надежда Власова
nvlasova

Сам себе супервизор

Размещаю свою старую статью, еще времен работы на ТД. Может пригодиться кому из нынешних психологов и не только психологов:)


Сам себе супервизор.




«Супервизия – это процесс, во время которого
супервизор и супервизируемый вместе узнают
что-то новое – о пациенте, друг о друге, о себе.»
The Supervisosry encounter - D. Jacobs

Согласно словарю Вебстера «супервизия» обозначает ведение, контроль, заботу. Но также видение, наблюдение, и даже сверхнаблюдение
Но прежде чем мы продолжим говорить о внутреннем супервизорстве, давайте вспомним, какие этапы проходит начинающий психолог. Сначала мы ничего не знаем и учимся. На этом этапе мы верим всему, что мы можем прочитать и что скажут нам наши преподаватели.
На втором этапе мы начинаем самостоятельную работу. Какие теоретические знания у нас уже есть и мы даже приобрели кое-какие навыки. Но мы по прежнему больше верим не себе, а тем людям, которые рядом.
Этот этап очень важен. Таким человеком может быть супервизор, ну а если такого нет рядом, просто такой же психолог (консультант), работающий чуть дольше. Тогда на первый план выходит собственно личность этого человека. Если у него есть уже конкретное отношение к тем или иным проблемам клиентов, то, скорее всего, он и Вам постарается передать свое видение этих проблем. Это напоминает мать, которая не вполне доверяет ребенку. Такие матери думают, что возможно лучше воспитывать детей по книге, а не по "ребенку".
Вначале начинающие консультанты, естественно, во многом полагаются на советы и комментарии такого старшего товарища, но со временем личные наработки начинают перевешивать такой компонент заимствованного мышления. Иногда наступает третий этап. - когда Вы уже всё знаете, Вам кажется, что Вы можете справиться с любой ситуацией, Вам уже не страшно, и, может быть, работа перестает представлять для Вас интерес, который Вы испытывали к ней, когда только начинали.
На самом деле, это очень опасный момент. С одной стороны, он опасен тем, что Вы успокаиваетесь и начинаете воспринимать все проблемы клиентов, как уже слышанное, как что-то такое с чем Вы уже справились. И может случится так, что Вы перестанете слышать то, что на самом деле Вам хочет сообщить человек.
Все мы люди, и всем нам хочется казаться более компетентными, уверенными в себе; мы боимся показаться не знающими, не профессио¬нальными. Возможно, это отвечает потребности в определенности.
В этом отношении начинающие психологи оказываются в наи¬лучшем положении: они имеют право не знать, хотя часто и поддаются искушению выглядеть уверенными, полагая, что это признак компе¬тентности. Опытному же консультанту приходится прилагать некоторые усилия, чтобы удерживать необходимое состояние не-знания, если он, конечно же, стремится сохранить способность к свежему восприятию.
Пожалуй, Бион яснее, чем кто-либо высказался по поводу необ¬ходимости для каждого человека быть более открытым неизвестному.
Было бы слишком просто отождествлять не-знание с невежеством. Это может принести консультанта к поиску оправданий своего нежела¬ния работать и разбираться в себе. Но если он сможет все-таки вы¬нести ношу не-знания, то поймет что качество его работы зависит от способности пережить, перетерпеть чувство не-знания или некомпе¬тентности и готовности ждать, когда начнет вырисовываться что-то действительно стоящее. И только таким образом можно избежать риска навязать клиенту свою точку зрения на его проблему, которая в ре¬зультате ничего не дает, кроме защиты консультанта от неприятного ощущения вызванного сознанием того, что он чего-то не знает.
Избежать подобной ситуации помогает пробная или контрольная идентификация (Флисс, 1942). Она тесно связана с эмпатией (сопереживанием) при попытке лучше понять другого человека. Рейх указывал, что мы развиваем эмпатию или способность разделить переживание другого не просто как похожее на наше собственное, но, именно, как наше собственное.
Можно поставить себя на место клиента и попытаться обдумать или ощутить любое переживание, которое он описывает. Можно также поставить себя на место клиента относительно его отношений с консультантом. Если Вы попытаетесь вслушаться, как это мог бы сделать клиент, в то, что говорите, то сможете понять, когда он может не правильно воспринять сказанное Вами из-за двусмысленности или неправильного выбора слов. Может получиться так, что, разговаривая с подростком и пытаясь поставить себя на его место, Вы вдруг услышите, что разговариваете с ним как его мать (потому, что это напомнит Вам, как Ваша мать разговаривала с Вами).

Но при этом важно не потерять и свой собственный настрой, как консультанта. Иными словами, вам как бы придется быть а двух местах одновременно: в "галошах" абонента и в своей "коже". Такое внутреннее разделение помогает поддерживать равновесие между прошлым опытом и непосредственным восприятием, между разумом и чувством .
Прежде чем перейти к другим приемам внутреннего супервизорства, мне бы хотелось сказать несколько слов о работе подсознания.
Для каждого человека всегда существуют две реальности - внешняя и внутренняя. Внешняя реальность всегда переживается в терминах внутренней, которая, в свою очередь, сформировалась под влиянием прошлого опыта и имеет тенденцию к восприятию настоящего через призму прошлого.
Характерным свойством бессознательного является отношение к знакомым элементам в любой незнакомой ситуации как к знакам. Знаки можно рассматривать, как сигналы предупреждения, что возможно повторение какого-то опыта или переживания. В них можно увидеть и знаки безопасности. В любом случае незнакомое воспринимается так, как будто оно уже известно. Такого рода реакции могут проявляться как у клиента, так и у психолога, или обоим легче реагировать именно таким образом, думая, что неизвестное уже известно, поэтому может быть понято, вместо того, чтобы подольше сохранить состояние не-знания. Ощущение сходства между прошлым и настоящим может исходить либо от клиена, либо от консультанта. В данном случае это не важно. Важно здесь то, что в бессознательном нет различий между тем, что происходило когда-то и тем, что происходит сейчас, т. е. в бессознательном нет времени: все яркие детали прошлого вновь переживаются в настоящем, и такое воспроизведение прошлого вовсе не ограничивается воспоминанием о приятном, хорошем. Гораздо чаще в ходе разговора вновь переживается то, что вызвало гнев, страх или другие негативные эмоции. Считается, что это происходит в результате бессознательного стремления справиться с тем беспокойством, которое ранее было неуправляемым.
И здесь хотелось бы изложить соображения Матте-Бланко о симметричной и ассиметричной логике. В своей книге "Бессознательное как бесконечное множество" он выдвигает положение о том, что мозг функционирует одновременно в двух логиках. Одну он называет ассиметричной логикой - привычная логика, которой мы пользуемся в повседневном сознательном общении. В этой логике оформляются понятия, связанные со временем, пространством и различием между целым и частью. Другая логика, которую М. Бланко называет симметричной, управляется двумя принципами: принципом симметрии и принципом обобщения.
Принцип симметрии утверждает, что бессознательное воспринимает все отношения как симметричные. Например, если Петя сердится на Машу, то бессознательно допускается, что Маша тоже сердится на Петю. Они связаны взаимно отношениями гнева. Сходным образом, если Маша является матерью Пети, то согласно логике симметрии, Петя также может быть матерью для Маши. Они объединены отношениями мать-ребенок. Отсюда вытекает, что невозможна последовательность, а стало быть, нет ни пространства, ни времени.
Принцип обобщения утверждает, что система бессознательного рассматривает каждый предмет как принадлежащий к целому классу родственных предметов, т.е. множество, объединенное по какому-то признаку. Например, мы можем выделить множество кошек. В нем может быть подмножество всех черных кошек. Мы можем также, если захотим, образовать множество черных предметов, с подмножеством черных кошек. В результате предмет, принадлежащий определенному классу или множеству, отождествляется Бессознательным с другими предметами этого класса или множества. Так класс или множество уравниваются со своим составляющими, а целое - с частью.
Если говорить практически. то это можно рассматривать так, что какая-то интонация голоса консультанта, например, может заставить клиента перенестись из ситуации здесь и сейчас в ситуацию, которая была когда-то с ним. При помощи одной, узнанной, как кажется клиенту, интонации, он приравнивает консультанта к человеку, с которым когда-то имел уже какие-то взаимоотношения. Именно это лежит в основе переноса и контрпереноса.
Во время психологического консультирования, как и в повседневной жизни, работают обе логики: симметричная позволяет разделить с абонентом его чувства, а асимметричная проинтерпретировать их.
Но здесь мне хочется поговорить не о проблемах переноса и контрпереноса, что интересно само по себе, а показать как симметричная логика может дать новые подходы к работе с абонентом.
В одной из своих статей Фрейд писал: "Примечательно, что бессознательное одного человеческого существа может реагировать на бессознательное другого без помощи сознания".
Бывают случаи, когда наиболее важные свои чувства или проблемы человек не может выразить словами.
Внутреннее супервизорство может помочь консультанту выделить аспект взаимоотношений и тогда он приобретает смысл.
Клиенты иногда ведут себя таким образом, что вызывают у консультанта определенные чувства. Такие взаимоотношения можно рассматривать как коммуникацию путем воздействия.
В качестве основного примера такой коммуникации можно рассматривать плач ребенка и реакцию матери в ответ на этот плач. Реакция матери на плач обычно заключается в обращении к её интуиции, чтобы почувствовать смысл плача в этот момент. С этой целью она часто ставит себя на место ребенка или на место своей матери, в тех случаях, когда она сама плакала в подобной ситуации.
Некоторые клиенты нуждаются в возможности оказывать описываемое влияние на консультанта: для них это важный способ коммуникации, без которого многое остается не высказанным. Если консультант может распознать подобное воздействие, то клиент начитает чувствовать, кто-то действительно контактирует с ним и воспринимает его самые сокровенные чувства.
Так, во время работы с детьми, при внешней активности ребенка, психолог может почувствовать чувство отвержения, одиночества, ненужности. Подобным чувства можно рассматривать как проблему самого консультанта. Но на эту реакцию можно взглянуть и другой стороны: как на что-то передающее неотъемлемую сторону отношений данного ребенка с окружающими его людьми.
В таком случае некоторая отгороженность консультанта или, наоборот, страстное желание помочь, может дублировать подобное же отношение близких ребенка. Таким образом, клиент ( в данном случае ребенок) какими-то малозаметными способами пытается заставить консультанта вести себя соответствующим образом, бессознательно подгоняя ситуацию под свое восприятие.
Все это более важно, что мы должны различать бессознательные действия и реакции клиента от тех, что являются личным делом консультанта.
В случаях, подобных этому, следует обратить внимание клиента на то, что он разговаривает с Вами так, как будто он не думает, то консультанту -это интересно или что его готовы серьезно воспринимать.
В похожем контексте можно рассматривать и ситуацию, в которой клиентка рассказывает о своих реальных бедах, о смерти своих детей или уходе мужа "деревянным", лишенным эмоции голосом. Консультанта же, наоборот, в этот момент могут переполнять эмоции. Если бы клиентка плакала сама - чувства бы не нахлынули с такой силой. Можно сделать вывод о неспособности клиентки проявлять эти чувства. Она как бы заставляет консультанта чувствовать то, что не способна в данный момент чувствовать сама.
Определив такую реакцию, можно попытаться привлечь к ней внимание клиентки, рассказав ей о своих чувствах. Дальнейшей работой является попытка помочь ей соединиться со своим внутренним плачем.
Хочется сказать немного об интенсивности чувств. Иногда клиент пытается передать чувства, интенсивность которых очень высока. Консультант, реагирующий адекватно, испытывает, чувства сходной интенсивности. Распространенной точкой зрения на это является то, что сильные чувства ослабляют способность наблюдать и правильно оценивать информацию исходящую от клиента. Отсюда следует, что сильные эмоции консультанта могут нанести вред абоненту. Но мне кажется, что консультант должен научиться переносить контакт с сильными эмоциями, он не должен подавлять этих чувств, они могут служить ключом к глубинным проблемам клиента.
Все приведенные выше примеры отличаются тем, что в каждом случае можно выделить некоторый вклад клиента в реакцию консультанта. Замечая это, Вы, тем самым, повышаете свою чувствительность к тому, что хочет сообщить Вам клиент.
То, насколько консультант окажется восприимчивым, будет зависеть от двух вещей. Во-первых, он должен уметь резонировать с чувствами и состоянием абонента в как можно более широком диапазоне. Для этого консультанту не обязательно ограничиваться собственным опытом, своим образом жизни и личными переживаниями. Возможно, каждый человек обладает способностью испытывать все чувства и резонировать на любые переживания, сколь бы необычными они ни были. Но пока сохраняются неразрешенные проблемы самого консультанта, то продолжаются сохраняться и такие зоны или уровни, которые омертвели и не способны к реакции. Расширение диапазона эмпатического реагирования - один из путей дальнейшего развития консультанта.
Во-вторых, каждый консультант должен научиться быть открытым к "инаковости" другого человека - быть готовым ощутить и испытать любые чувства, могущие возникнуть в результате контакта с другим человеком, сколь бы этот человек не отличался от него самого.
Следовательно, консультанты должны развивать в себе открытость и уважение к иным чувствам и переживаниям, совершенно не похожим на собственные.
Tags: психоанализ, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments